Гражданскому обществу - гражданское просвещение

Вспомнить пароль
Запомнить пароль
  Путь : Главная / / Публичная лекция эксперта Школы Алексея Макаркина в Пензе в рамках регионального семинара Школы 

Публичная лекция эксперта Школы Алексея Макаркина в Пензе в рамках регионального семинара Школы

Публичная лекция эксперта Школы Алексея Макаркина в Пензе в рамках регионального семинара Школы 30 мая 2012, 09:01 автор: - Редакция сайта -

18 мая 2012 г. в рамках регионального семинара Школы "Российский регион в глобальном мире. Инновационный потенциал" в Пензенском Государственном Педагогическом Университете им. Белинского состоялась публичная лекция эксперта Школы, первого вице-президента Центра политических технологий Алексея Макаркина. Тема его выступления – «Россия: новая конфигурация власти и политические перспективы». Основные тезисы этой лекции:

Путь Медведева

Когда в 2008 г. президентом был избран Дмитрий Медведев, большинство реальной власти осталось в руках Владимира Путина.

Во-первых, президент никоим образом не влиял на формирование правительства. Он просто утвердил список, предложенный премьер-министром.

Во-вторых, президент не имел возможности сам формировать свою администрацию. Он имел свою квоту: ряд чиновников пришли вместе с президентом. Но руководитель его администрации и первые заместители были рекомендованы его предшественником.

В-третьих, президент не имел влияния на силовые структуры. По нашему законодательству он является верховным главнокомандующим, он же руководит работой силовых министерств.

Однако и силовые министерства, и МИД реально находились с 2008 г. в ведении премьера. При этом президент практически не имел влияния на министерство финансов.

Неслучайно в течение всего этого времени было внутреннее противостояние между президентом и министром финансов Алексеем Кудриным.

Таким образом, в 2008 г. президент был символической номинальной фигурой, младшим партнером.

В течение своего президентства Медведев пытался расширить свое реальное влияние, например, инициировав реформу МВД.

При этом Медведев хотел иметь возможность назначить главу МВД и таким способом получить свое силовое ведомство.

Еще один момент – судебная реформа. Было много инициатив, направленных на повышение независимости и авторитета суда. Авторитет арбитражных судов действительно увеличился.

В 2008 г. иностранные инвесторы, приходя в Россию, говорили: «Мы не знаем, как судиться с государством по налоговым вопросам, мы не можем выиграть».

И инвестиционная привлекательность страны находилась на очень низком уровне. Сейчас статистика свидетельствуют о том, что инвесторы могут выиграть.

В судах общей юрисдикции добиться удалось существенно меньшего.

Не удалось снизить влияние политических структур на судебную систему.

Кроме того, Медведев выдвинул концепцию модернизации страны. Это был ответ на объективную проблему зависимости нашей экономики от энергоносителей. И это был проект, выходящий за рамки одного президентского срока. Фактически, это была заявка на второй срок. Раз Медведев выдвинул концепцию модернизации, то, по идее, он же должен ее реализовывать.

Уход от диархии

Прошли президентские выборы, президент и премьер-министр, казалось бы, просто поменялись местами. Но это формально. На самом деле мне представляется, что выборы ознаменовали собой отход от модели диархии, то есть модели правления двух человек.

В 2011 г. казалось, что ситуация соправления сохранится. При этом президент Медведев объективно усилил бы свои позиции. Во-первых, президента теперь избирают на 6 лет, а не на 4 года.

Во-вторых, президент успел усилить влияние на МВД. Наверное, он захотел бы участвовать и в формировании правительства, и в определении экономических приоритетов.

Видимо, именно этот фактор стал ключевым в отходе от модели соправления. Сильный президент-соправитель был воспринят главой правительства и его окружением как потенциальная угроза конфликта в этой неустойчивой системе.

Поэтому в течение 2011 г. было принято решение сворачивать эксперимент, но сворачивать таким образом, чтобы это не выглядело как исчезновение Медведева из политики вообще.

Формально Дмитрий Медведев получает все прерогативы, которые были у Путина: он возглавит правительство и Единую Россию. В реальности все стало совершенно по-другому.

Медведев не получил карт-бланш на формирование правительства. Он расширил свое влияние на него: у него будет своя квота на членов правительства.

Но есть обстоятельства, ограничивающие возможности Медведева как премьер-министра. Например, список членов будущего правительства не был озвучен (на момент прочтения лекции – прим. «УМ»).

Я думаю, это случилось потому, что президент оставляет за собой возможность отклонить часть кандидатур, предложенных новым премьером.

Но, так как это было бы слишком скандально, сразу же все СМИ заговорят о конфликте, это было решено сделать с некоторой элегантностью.

Когда будет представлен согласованный список, будет объявлено, что именно этих министров и предложил глава правительства. А если появятся слухи, что Медведев предложил кого-то иного, а президент его завернул, то это будут только слухи.

Таким образом, мы получаем довольно слабого премьера при президенте, который влияет на ключевую часть правительства. Дмитрий Медведев не будет «техническим премьером» вроде Фрадкова.

Но это и не будет равный Путину руководитель. На смену диархии приходит иерархическая конструкция.

Будущее Единой России

В 2008 г. Единая Россия была доминирующей силой страны. Она только что блестяще выиграла выборы в 2007 г., добившись результата, подобного которому я не могу припомнить в современных демократиях при пропорциональных системах – получила более двух третей голосов.

Единая Россия целиком контролировала законодательную власть. Кроме того, она получила право выдвигать кандидатов на посты глав регионов.

После парламентских выборов в 2011 г. Единая Россия получила существенно меньшее количество голосов. В Думе она имеет большинство, но уже не конституционное.

Кроме того, сейчас восстановлена выборность глав региона. Безусловно, Единая Россия будет продолжать выставлять кандидатов на эти выборы.

Большинство ее кандидатов пока что будет выигрывать. Но сейчас Единая Россия перестает быть консолидирующей силой. От нее уже отделяются профсоюзы и аграрии.

Сейчас обсуждаются разные варианты, что делать с Единой Россией. Вначале думали: может быть, стоит ее вообще заменить на Народный Фронт. Большинство членов партии перенести во Фронт, сменить название, бренд, лидеров.

Потом посмотрели: все равно Единая Россия, по показаниям социологических опросов, пока опережает всех. Решили: давайте подождем, что будет осенью на региональных выборах, что будет в следующем году. А дальше будет видно.

Поэтому Единая Россия на федеральном уровне находится в подвешенном состоянии. На региональном уровне ситуация еще более интересная. На некоторых муниципальных выборах кандидаты власти уже перестали поднимать флаг Единой России. Это было в Тольятти и Ярославле.

Они говорят: мы независимые кандидаты, не имеем отношения к различным партиям, мы просто крепкие хозяйственники.

Правда, на этих выборах они провалились. В связи с этим опять задумались: может быть, лучше флаг-то поднять? Может, так будет и честнее и эффективнее, чем идти в качестве квазинезависимых кандидатов?

Сейчас решили в некоторых регионах снова поднять флаг Единой России. Будут выборы в Омске и Красноярске, там Единая Россия официально выдвигает своих кандидатов. Посмотрим, что из этого выйдет. Пока это стадия эксперимента.

Есть и внутрипартийное разочарование в связи с приходом нового председателя – Дмитрия Медведева. Единороссы всегда апеллировали к Путину, всегда говорили, что они выражают его идеи, его программу.

А с именем Медведева связаны парламентские выборы в 2011 г., а там был не очень хороший результат.

Похоже, Медведев отыскал некую технологию, что делать с партией. У него есть особый человек – вице-премьер Владислав Сурков. Он будет главным менеджером этого партийного процесса.

Но насколько это будет эффективно, не может сейчас сказать никто.

Нефтяные угрозы

В прошлом году Россия сводила свой бюджет при цене на нефть порядка 116 долларов за баррель. Сейчас нефть стоит около 107 долларов. И если цена останется такой, то бюджет будет сводиться с дефицитом.

Если же нефтяные цены будут в течение долгого времени меньше 100 долларов, начнутся большие сложности.

Компенсировать это можно будет либо за счет инфляции, с понятными последствиями, либо за счет внешних займов, что мы также проходили в середине-конце девяностых.

Здесь мы должны смотреть на две страны. Первая – это Китай, где наблюдается замедление темпов экономического развития.

Если это замедление примет обвальный характер, то мировые цены на нефть упадут, так как именно эта страна является сегодня мировым промышленным центром.

Вторая страна – это Греция. Вроде бы там в начале 2012 г. все договорились, объявили о проведении реформ и вздохнули с облегчением: худшее позади, обвала Греции не будет, евро останется стабильным.

Но в начале мая проходят парламентские выборы, и политические силы, с которыми были достигнуты договоренности, их проигрывают. В результате парламент Греции распущен, будут новые выборы.

И если там победят противники соглашений, возможны обвальные тенденции на Западе и опять-таки падение цен на нефть.

Поэтому мы бы хотели, чтобы в июне в Греции победили умеренные политические силы.

Источник: газета "Улица Московская" (Пенза)



нет комментариев




Путь : Главная / / Публичная лекция эксперта Школы Алексея Макаркина в Пензе в рамках регионального семинара Школы
Россия, Москва, Старопименовский переулок дом 11 корп. 1, 2-й этаж,
  телефон: +7 (495) 699-01-73
Все материалы на данном сайте опубликованы некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента. Указано согласно закону №121-ФЗ от 20.07.2012 в результате принудительного включения в реестр