Гражданскому обществу - гражданское просвещение

Вспомнить пароль
Запомнить пароль
  Путь : Главная / / Антон Чаблин: Либералы из глубинки 

Антон Чаблин: Либералы из глубинки

Антон Чаблин: Либералы из глубинки 30 апреля 2014, 06:24 автор: Чаблин Антон Борисович

«Эластичный» Минсельхоз

На днях в Кремле состоялось совместное заседание Госсовета и Совета по национальным и демографическим проектам. Обсуждались вопросы устойчивого развития российского села. Возглавляет оба совета президент Владимир Путин, который озвучил предложение (по его словам, выдвинутое рабочей группой Госсовета по подготовке заседания) – разработать долгосрочную стратегию устойчивого развития сельских территорий России.

По его словам, усилия разработчиков программы должны быть сконцентрированы на следующих основных направлениях («имеющих мультипликативное значение и эффект») – это модернизация сети дорог, строительство жилья, поддержка предпринимательства (в том числе в туристско-рекреационной сфере), развитие системы сельскохозяйственного страхования, образование, научные исследования, подготовка кадров («специалистов, руководителей хозяйств и агрокомплексов»), и особенно молодежи.

Как понятно, за образец Путин хотел бы взять нацпроект в сфере АПК, стартовавший восемь лет назад и курируемый тогда вице-премьером Дмитрием Медведевым. Президент своего предшественника похвалил (он вообще последнее время Медведева часто хвалит, и особенно его главного экономиста, либерала Алексея Улюкаева): «Благодаря [нацпроекту], основанному на системном, программном подходе, мы смогли добиться перемен по ряду направлений сельского хозяйства, создать условия для внедрения передовых технологий, притока инвестиций, строительства жилья».

Медведеву президент дал новое поручение: обобщить best practice в сфере развития сельских территорий и познакомить с ними руководителей субъектов Федерации. Уже и определился персонально ответственный за это. Тамбовский губернатор Олег Бетин предложил президенту: чтобы все ведомственные программы по развитию сельских территорий были переданы Минсельхозу России (в название которого нужно и добавить соответствующую приставку).

Впрочем, уже сегодня основные средства и так сконцентрированы в руках Минсельхоза – речь о федеральной целевой программе (ФЦП) «Устойчивое развитие сельских территорий до 2020 года» с объемом финансирования 90 млрд рублей. Но дополнительно Минсельхозу Бетин хочет отдать ведомственные полномочия от министерства образования, здравоохранения, экономики.

Ну что, дадим им лишней свободы?

Олег Бетин возглавляет ту самую рабочую группу Госсовета, к опыту которой и обратился Путин. Значит, можно не сомневаться, что и предложение Бетина по расширению полномочий Минсельхоза тоже будет реализовано.

При этом, правда, тамбовский губернатор позволил себе политическую неосмотрительность, вдруг вспомнив опыт Европы. «По пути с опорой на инициативу проживающих там людей, снизу вверх, в своё время шла европейская система устойчивого развития. Большая роль в них принадлежала некоммерческим организациям». Ну, про то, чтобы в России «отпустить» НКО – это же вообще жуткая крамола, мало ли чего они там понапридумывают, дай им свободу.

Потом, правда, Бетин быстро исправился, снова вернувшись в лоно господствующего дискурса. «Своей приверженностью к традициям, к здоровому консерватизму село гарантирует стабильное развитие государства, устойчивость политической системы. Село – это каркас государства». Видимо, волшебное слово «консерватизм» должно было растопить лед в начальственной душе.

А вопрос ведь отнюдь не праздный. Жители села (а в стране это 97% процентов территории и 26% населения) – это такие же россияне, как и москвичи или питерцы, и перед ними также остро стоит проблема идентификации в системе политических, идеологических координат. Ибо кто сказал, что «креативный класс» может быть только в мегаполисах?! Вот, например, растущий класс молодых фермеров, создающих семейные, высококонкурентные хозяйства – это кто, консерваторы или, напротив, люди европейского склада?

В общем, сначала и нужно определиться: либо мы строим современное, конкурентное общество, основанное на местных инициативах, либо общество иждивенцев, способных исключительно дожидаться бюджетного финансирования. Совместить обе этих модели внутри одной страны в принципе невозможно. Очевидно ведь, что среднестатистический фермер откуда-то из Баварии или Техаса – не чета нефтекумскому или бурятскому.

День опричника или День инвестора?

Местное самоуправление – залог устойчивого развития сельских территорий, о чем много и пространно говорил в своем выступлении на Госсовете и сам Путин. «В одном поселении вовремя расчищаются дороги от снега, чтобы могла проехать «скорая» или пожарные, а рядом – заносы на всю зиму», – говорит президент. Правда, мысль не продолжил. А что напрашивается?

Нужно максимально упростить процедуру отзыва населением таких неэффективно работающих «сельских менеджеров». А еще проще – формировать систему политической конкуренции, чтобы на выборах такие проходимцы, популисты и карьеристы в принципе не избирались.

Сегодня же мы видим прямо противоположную ситуацию: «Единая Россия» пытается монополизировать все выборы вплоть до самых мелких сельских поселений, истово веря, что количество избранных глав поселков прямо отражает самоценность существования этой партии.

Более того, рассуждая о поддержке местных инициатив на селе, федеральная власть продолжает законодательно душить местное самоуправление. Из этого разряда – недавний пакет поправок к закону «О выборах», согласно которым отменяется выборность глав муниципальных районов. Точнее, население муниципалитетов лишают права выбора на форму самоопределения: сегодня через районных депутатов они могут закрепить в местном Уставе либо прямые выборы главы, либо «кривые» – спикер райсовета есть же и глава, который нанимает на работу главу администрации (сити-менеджера).

Естественно, устойчивое развитие сельских территорий в принципе невозможно без изменения федеральной фискальной политики (о чем, увы, на заседании Госсовета говорили как-то вскользь). «Районы должны в полной мере использовать своё право передавать поселениям часть поступлений от федеральных, региональных и местных налогов и сборов. Но на практике это делается, к сожалению, крайне редко. Понятно, самим денег не хватает», — заявил Путин.

Что за патернализм?! Почему сельский глава должен с протянутой рукой ходить к районному, выпрашивая подачку?!

Коли уж с подачи Олега Бетина мы глядим на европейский опыт местных инициатив, то и нужно закрепить в Налоговом кодексе соответствующие стимулы. Например, оставить на местном уровне НДФЛ – главный налог, который во всех экономических развитых странах «привязан» к месту производительных сил, являющихся потребителем социальных благ, этим налогом оплачиваемых.

Да и о каких вообще полномочиях районных администраций говорит Путин?! По факту, сегодня они занимаются исключительно сбором и анализом статистических данных: даже участия в распределении бюджетных средств на поддержку села они не принимают. Никаких полномочий в сфере образования, здравоохранения, соцзащиты населения у районных властей нет.

Да и вообще «двухуровневая» система местного самоуправления на селе противоречит духу 131-го закона, в котором черным по белому записано, что органы местного самоуправления не должны подчиняться другим аналогичным органам, что является залогом их автономии. На деле же сельские главы подчинены районным.

Зачем же их держат? А затем, что упразднить районный уровень местного самоуправления Москве не позволяет политическая конъюнктура, которая перевешивает любые рациональные доводы. Ведь фактически районная власть – это нижняя оконечность «вертикали власти», которая и должна довлеть над сельскими главами, на уровне которых окончательно упразднить выборность не позволяет политес перед Европейской хартией местного самоуправления.

Возможна ли демократизация села

«У нас уже немало примеров, когда в сельской местности, вдали от райцентра появляются поселения нового типа с развитой производственной, инженерной и социальной инфраструктурой», – говорит Путин. И сокрушается, что их best practice никто не популяризует. Хотя сомнительно, что такая популяризация в принципе эффективна и возможна.

Иногда губернаторы объезжают такие «образцово-показательные» хозяйства, после чего их пресс-службы коротенько сообщают об итогах визита. И даже если это порождает волны позитивных публикаций в прессе, вряд ли это может всерьез «возмутить» патриархальную, застойную среду российского села.

Best practice, о которых говорит Путин, – исключительно заслуга отдельных местных глав и директоров сельхозпредприятий (нередко это почти одно и то же, с поправкой на ограничения закона о госслужбе). Со многими такими замечательными менеджерами мне тоже доводилось беседовать (правда, в одном лишь регионе – Ставропольском крае – но уверен, что его опыт аналогичен и другим преимущественно аграрным территориям). И все рассказывают с сожалением, что трудятся не благодаря, а вопреки воле всех государственных институтов.

Те, кто призваны им помогать, на самом деле «топят» – бездеятельностью, а то и открытым противодействием или коррупционными «подножками». Россельхозбанк, Росветнадзор, Минсельхоз, налоговая служба – вот лишь неполный список тех организаций, которые вроде как призваны поддерживать село, а на самом деле занимаются делом прямо противоположным.

«Черноземные» ходоки в Кремле

Тотальный дух иждивенчества среди чиновников, неразвитость институтов развития, недоступность госинвестиций, нечестный и несправедливый суд, сращивание бюрократии с «этническим» криминалом, неконтролируемая миграция – вот та среда, с которой каждодневно призваны «воевать» местные главы, искренне хотящие что-то изменить к лучшему. А плывущим по течению (коих, конечно, большинство) и так все по барабану. Получил субсидию от Минсельхоза – потратил – отчитался... И так каждый год, без каких-либо подвижек к росту.

Читатель может удивиться: зачем же тогда автор этих строк ратует за политические реформы, демократизацию российского села?! Выборный глава или назначаемый, единоросс, либерал или коммунист – какая разница?! От него мало что зависит, ибо все проблемы «сконцентрированы» на уровне региональных и федеральных органов власти. Это они пишут те «правила игры», которые предрасполагают к стагнации и стабильности, но никак не к развитию.

Поспорю.

Пока таких глав, которые идут против косной Системы – не на словах, а делом – единицы, ни о каком развитии действительно не идет речь. Но когда их будет становиться больше, а численность «креативного класса» на селе (сколь ни парадоксальной эта фраза покажется) достигнет критической массы, она станет самостоятельной политической силой. И начнет «снизу» давить на региональные власти и институты развития, требуя и от них модернизации и эффективности.

Существовала ведь в свое время в России политическая сила, выражающая запросы селянина, – «Аграрная партия». Оппозиционная, кстати. Потом она была поглощена «Единой Россией», и сегодня те 27% жителей страны собственного рупора в политике лишены. Лишены возможности донести до руководства страны своё возмущение по поводу грядущих изменений 131-го закона, требований пересмотреть порядок сбора НДФЛ или укоротить высокомерно-монопольный тон Россельхозбанка и Росагролизинга... Да много ли что селяне могут сказать в Кремле.

Но пока что не спрашивают...

Источник: Кавполит



нет комментариев




Путь : Главная / / Антон Чаблин: Либералы из глубинки
Россия, Москва, Старопименовский переулок дом 11 корп. 1, 2-й этаж,
  телефон: +7 (495) 699-01-73
Все материалы на данном сайте опубликованы некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента. Указано согласно закону №121-ФЗ от 20.07.2012 в результате принудительного включения в реестр