Гражданскому обществу - гражданское просвещение

Вспомнить пароль
Запомнить пароль
  Путь : Главная / / Джеффри Хоскинг: Кризис гражданского общества на Западе 

Джеффри Хоскинг: Кризис гражданского общества на Западе

Джеффри Хоскинг: Кризис гражданского общества на Западе 31 июля 2014, 07:07 автор: Хоскинг Джеффри

«Русская планета» публикует лекцию ведущего специалиста по истории России и СССР на Западе профессора Лондонского университета Джеффри Хоскинга, которая прошла в рамках семинара Московской школы гражданского просвещения.

Профессор Хоскинг уделяет большое внимание изучению понятия доверия и его роли в жизни гражданского общества. По его словам, экономика государства и гражданские институты могут функционировать полноценно только при наличии доверия в обществе. Люди могут даже не осознавать, во что и почему они верят. «Доверие между людьми, которое они обычно даже не замечают, создает основу для мирного взаимодействия граждан. Например, если мы не доверяем государству, как нам защищаться от врагов и преступников?» — задается вопросом Хоскинг.

Если общество не доверяет официальной власти, оно начинает создавать низовые «кружки доверия», которые могут оказаться и бандами. «Это то, что происходит сейчас на Ближнем Востоке и в некоторых странах Африки. Происходящее на Украине — тоже явный пример того, что может быть, если не доверять государству», — пояснил он.

По мнению историка, гражданское общество на Западе сейчас переживает кризис, поскольку доверие к ключевым институтам государства и общества подорвано. Существует так называемый Фискальный договор — консенсус, в рамках которого общество соглашается финансировать государство с помощью налогов при условии, что государство потратит эти деньги во благо граждан. Но активная лоббистская деятельность крупных компаний на Западе привела к тому, что правительство переключилось с интересов избирателей на интересы крупного капитала, а избиратели перестали доверять государству.

Доверие к государственным и общественным институтам оказалось подорвано и в Великобритании. «Недавно уважаемый политический обозреватель Эндрю Ронсли писал в газете Observer, что британская публика потеряла доверие к банкирам, полицейским, врачам, епископам, газетам и СМИ, к "Би-би-си", супермаркетам, национальной разведке и прежде всего к политикам. К последним доверие за последние годы упало катастрофически. Сейчас, когда я уезжал из Англии, ходили новые слухи, что в 80—90-е годы кружок депутатов нашего парламента систематически развращал детей. Это, конечно, огромный скандал, но раньше вряд ли кто-то поверил бы в это, а сейчас публика склонна доверять таким слухам, поэтому правительство вынуждено назначить официальное расследование», — рассказал Хоскинг.

Перестают доверять своим правителям не только британцы, но и европейцы в целом, и недавние выборы в Европарламент, на которых ведущие партии истеблишмента потерпели поражение от популистов и националистов — явное подтверждение этому. «Это явный признак кризиса в нашем гражданском обществе, — говорит историк. — Давайте посмотрим, какие существуют необходимые условия существования гражданского общества и в каком состоянии они сейчас. Первая основа — это закон. Правовая система дает нам уверенность, что конфликты можно разрешить мирным путем, а для общества это необходимо, и ключевую роль в обеспечении правопорядка играет государство.

Надо ли доверять государству? Я думаю, да. Но даже в самой безупречной демократии нельзя доверять ему на сто процентов. На девяносто — можно. Ведь правительство состоит из нормальных людей, они склонны к ошибкам и к тому, чтобы стремиться к собственной выгоде и умалять чужую, поэтому некоторая доля недоверия к нему необходима. Поэтому первый столп правопорядка в правовом государстве — это парламент, который должен следить за правительством и предупреждать общество, если правительство действует не в его интересах. Другой столп — судебная система. Третий — средства массовой информации.

Одна из основ правового государства — это эффективные налоги. Гражданское общество зависит от фискального договора: мы все вносим вклад в государство по своим возможностям и получаем по своим нуждам. Как-то в 90-е годы один русский налоговый инспектор удивился тому, с каким успехом шведское государство собирает налоги. Он спросил своего шведского коллегу: "Как это так?" Швед ответил, что его соотечественники исправно платят налоги, потому что каждый уверен, что большинство его сограждан делают то же самое и что государство честно тратит эти налоги на цели, полезные всему обществу. На это русский чиновник сказал, что русские люди неохотно платят налоги, так как полагают, во-первых, что многие их сограждане не платят, особенно богатые, а во-вторых, что коррумпированные политики и бизнесмены отвлекают большую долю этих налогов на личные цели.

К моему сожалению, Великобритания сейчас переходит от шведской модели к русской. Есть такое понятие как налоговое убежище, которое помогает крупным фирмам уклониться от налогов — оффшор. К моему стыду, многие из них находятся в Лондоне или в остаточных колониях Британской империи: на Каймановых островах, на Виргинских островах, и так далее.

В 2013 году один из главных британских банков, Barclays, получил прибыль в $1,4 млрд в Люксембурге, а заплатил там налоги на $20 млн — меньше 2%. А я плачу 40% моего скромного дохода. Оффшорные фирмы позволяют не только уклоняться от налогов, но и маскировать преступные операции, например наркоторговлю или продажу оружие терроризма. И очень трудно что-либо узнать об этом.

Если банки обанкротятся, государства их выручат, и они это знают. А счет за спасение государство представляет нам, налогоплательщикам. Например, правительство сократило социальные пособия, и многие семьи были вынуждены выселиться из городов, где высокая арендная плата. Они переезжают в города, где меньше работы, и таким образом растет безработица.

Раньше для таких бедных людей была возможность обратиться в суд, если они считали, что чиновники обошлись с ними несправедливо. Бедным и людям среднего достатка это не по карману, потому что адвокаты дороги. Но до недавнего времени государство предоставляло им пособие, чтобы человек в случае нужды мог нанять адвоката. В результате сокращения государственных расходов это пособие тоже сокращается, а критерии для его получения сужаются.

Сейчас многие либо не обращаются в суды, либо делают это самостоятельно и довольно неумело. Качество правосудия ухудшается. Это особенно ударяет по женщинам, которые претендуют на алименты, по тем, кто страдает от дискриминации на работе, по иммигрантам.

В последнее время многих возмущает так называемый налог на спальню — это новый налог, который семьи платят, если местные власти считают, что у них слишком много площади, упрощенно говоря, лишняя спальня. И эта мера особенно больно ударяет по инвалидам, которым эта спальня нужна для человека, который ухаживает за ними. Им приходится либо переезжать в более дешевые районы, либо искать средства, чтобы платить этот налог. Вы видите — сейчас это условие равенства перед законом подорвано самим правительством».

Правительство в Великобритании все больше отдаляется от своих избирателей, считает Хоскинг, и виной тому — общее ослабление политических структур и их растущая зависимость от лоббистской деятельности частных компаний.

«Пятьдесят лет назад две главные партии Великобритании имели около 3 млн членов, а сейчас у них только 250 тысяч членов. И сумма членских взносов снизилась соответственно, а избирательные кампании требуют огромных затрат. Партии заполняют этот пробел, получая деньги от очень богатых людей. С 2001 по 2010 год 40% доходов наших партий исходило от 60 отдельных личностей или фирм, которые давали очень большие суммы. И когда эти партии оказываются у власти, они стремятся исполнить желания этих индивидов и компаний. Бюджет на социальные пособия сокращается, бедные лишаются необходимого, а ведущие банкиры получают не только щедрое жалование, но и премиальные за свои скромные успехи, а то и неуспехи.

Посредники между богатыми и политиками — лоббистские фирмы. Они безответственны, неподконтрольны ни правительству, ни публике, они ведут свои диалоги с министрами и влиятельными служащими строго в тени, и узнать что-либо об этих контактах очень трудно. Лоббисты не дают прямых взяток, но они скрыто влияют на решения министров и парламента. Когда готовится какое-то предложение для парламента, эти фирмы помогают государственным служащим собирать информацию, составлять рекомендации. Они распространяют в СМИ факты и идеи, выгодные их клиентам, они финансируют группы научных советников, которые пишут доклады, выгодные клиентам, и мешают публикации невыгодных фактов. Если нужно, они очерняют противников своих клиентов.

Влияние лоббистов видно во многих аспектах нынешней политики, где правительство поступает не в интересах избирателей, а в интересах компаний, от которых они получают финансирование.

Дэйв Хартнет, крупный служащий министерства по налогам, одно время слыл the most wined and dined official in Whitehall, то есть он наиболее часто и роскошно обедал за счет налогообязанных фирм. И налоговые инспекторы не очень беспокоили эти фирмы.

В прошлом году консерваторы устроили торжественный ужин для людей, готовых делать вклад в партию. Входные билеты на этот банкет стоили от 400 до 1000 фунтов. Список приглашенных был секретным, но журналистам удалось его получить, и оказалось, что там присутствовали 10 представителей нефтяных и газовых компаний, 19 — от PR-фирм, 47 — из розничной торговли и риэлторов, 73 — от финансистов и банкиров.

В течение следующего года гости этого банкета подарили консерваторам 5 млн фунтов стерлингов. Лейбористам и либералам невозможно конкурировать с такой щедростью. И в этом году, две недели назад, на таком же банкете консервативной партии, на аукционе жена одного русского олигарха заплатила 160 тысяч фунтов, чтобы поиграть в теннис с Дэвидом Кэмероном, нашим премьер-министром.

Классический пример влияния лоббистов — табачные компании. Уже в 50-е годы медицинские исследования в Британии показывали с высокой степенью вероятности, что курение связано с раком легких, и ученые давали рекомендации ограничить продажу сигарет или, по крайне мере, их рекламу.

Табачные компании, естественно, боролись с этим через лоббистские фирмы, которые оспаривали результаты научных исследований, говорили, что они ничего определенного не доказывают, утверждали, что покупатели взрослые люди, и им нужно дать свободу. Когда им стало совсем некуда деваться, они признали, что курение действительно вызывает рак в некоторых случаях, но это нетипично.

Эта борьба продолжалась 50 лет, и у нее был полусчастливый конец. В 1998 году 46 американских штатов подали в суд на возмещение расходов на лечение и уход за больными раком легким. Все крупные табачные компании были вынуждены выплатить около $200 млрд — самый высокий штраф в финансовой истории. И в результате этой победы табак теперь продается только в невзрачных пакетах, на которых написано: "Курение смертельно опасно". Реклама табака в любом виде запрещена, курение в общественных местах и в транспорте запрещено, так что это победа. Какие уроки можно извлечь из этой истории? Выиграть у лоббистов можно, но это будет упорная и длительная борьба, и вести ее можно, только если ты сам имеешь источники богатства и, по возможности, поддержку властей и СМИ. Без этого победы не будет. Гражданское общество — это не просто цель, это процесс, и борьба за справедливое общество никогда не кончается».

Источник: Русская планета

P.S.: Программа семинара

Видеозаписи

Фотографии



нет комментариев




Путь : Главная / / Джеффри Хоскинг: Кризис гражданского общества на Западе
Россия, Москва, Старопименовский переулок дом 11 корп. 1, 2-й этаж,
  телефон: +7 (495) 699-01-73
Все материалы на данном сайте опубликованы некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента. Указано согласно закону №121-ФЗ от 20.07.2012 в результате принудительного включения в реестр