Гражданскому обществу - гражданское просвещение

Вспомнить пароль
Запомнить пароль
  Путь : Главная / / Никита Соколов: Лихие 1860-е 

Никита Соколов: Лихие 1860-е

Никита Соколов: Лихие 1860-е 20 февраля 2011, 21:33 автор: Соколов Никита Павлович

Краткий перечень оснований для того, чтобы объявить 19 февраля праздничным днем.

Государь Александр Николаевич неоднократно повторял, даже и перед самой своей ужасной кончиной, что 5 марта 1861 года, день обнародования манифеста о «даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей», — лучший в его жизни. Однако ни 19 февраля, ни 5 марта не стали ни государственным, ни народным праздником.

Почему не стали государственным — понятно. Великие реформы Александра II целенаправленно вели к сокращению сферы государственно-бюрократического «усмотрения» и предоставлению большего простора «частной инициативе». За что были осуждены уже сыном великого реформатора Александром III, попытавшимся «подморозить» Россию, произведя во многих сферах попятные контрреформы в духе «патриотического здравомыслия», противопоставляемого «чужебесию» реформаторов. Властитель тогдашних консервативно-патриотических дум, издатель «Московских ведомостей» Михаил Катков, изощрившийся в критике либерализма 1860-х, в 1884-м приветствовал эти потуги характерным лозунгом: «Господа, встаньте: правительство идет, правительство возвращается!..» В советское время дело Каткова было продолжено и Великие реформы вовсе заклеймили титлом «грабительских». Неудобна память о Великих реформах и нынешней российской власти, усиленно крепящей бюрократическую вертикаль и не мыслящей никакой общественности, иначе как выстроенной в колонну по три и движущейся под руководством нацлидеров в указанном ими направлении (при шаге в сторону «конвой стреляет без предупреждения»). Поэтому единственными образцами «русской модернизации» выставляются петровская и сталинская индустриализации, к действительной модернизации не имевшие никакого отношения и достигавшие лишь временного решения насущных технических задач ценой приведения подопечного общества в состояние еще более архаическое, чем оно было до их начала.

Но не стал праздник и народным. Непосредственно после реформ было не до празников — общество тратило много сил на преодоление неизбежно тяжелых последствий распада традиционного быта и налаживание быта нового. За реформы пришлось недешево заплатить и крестьянам, обремененным выкупными платежами, и дворянам, лишившимся дарового труда и получившим в качестве компенсации быстро обесценившиеся государственные «процентные бумаги». Впоследствии под влиянием столетней государственной пропаганды в широкой публике утвердились ложные, а иногда и прямо фантастические представления о Великих реформах, отчего мы не празднуем день 19 февраля и ныне. А напрасно. Помянуть добрым словом право есть что.

Во всяком случае теперь по поводу полуторастолетнего юбилея представляется совершенно уместным набросать краткий сценарий праздничного «банкета с тостами» (этот уникальный вид мероприятия был изобретен в России на рубеже XIX и XX столетий и заменял недопустимые по закону митинги).

1

Прежде всего надобно помянуть мирный исход реформы. Глубочайшая трансформация общественного организма — установление гражданского равенства — совершилась почти бескровно и при минимальных социальных издержках. Жертвы несчастных крестьянских бунтов, последовавших за оглашением манифеста, исчислялись немногими сотнями. Тогдашнее щепетильное русское общество и эти издержки считало непомерно высокими, но справедливости ради необходимо признать, что аналогичные трансформации в США и Японии были сопряжены с кровопролитными гражданскими войнами, приведшими к разорению и даже физическому уничтожению многочисленных сословий.

Будем же вести обновление нашего отечества в духе Великих реформ, избегая всего, что могло бы способствовать нарушению гражданского мира!

2

Затем надобно помянуть, что для главного преобразования — «отмены навсегда» крепостной зависимости крестьян верховной властью были лишь установлены законные рамки. Однако механизм этого освобождения был таков, что выработка конкретных условий доверена была самим заинтересованным сторонам. Великое государственное дело совершалось в форме множества частноправовых соглашений крестьян со своими бывшими владельцами. Власть отказалась от мелочной регламентации и уверовала, что только «взаимными добровольными соглашениями разрешится большая часть затруднений, неизбежных в некоторых случаях применения общих правил к разнообразным обстоятельствам отдельных имений, и что сим способом облегчится переход от старого порядка к новому и на будущее время упрочится взаимное доверие». Манифест прямо возвещал, что государь полагается «на здравый смысл» своего «народа». Лживая максима о неготовности России к свободе, со времен Петра Великого исправно служившая главным аргументом государственников-закрепостителей, была с великой пользой для страны отброшена. Власть более не считала себя единственным и непогрешимым субъектом исторического творчества и призывала все сословия к сотрудничеству в деле обновления страны.

Другое дело, что это признание не выразилось сразу в «увенчании здания» реформ созданием парламента — «всероссийского земства». Однако реформаторы не сомневались, что «верховная власть впоследствии сама сознает необходимость призыва себе на помощь, при дальнейшем широком развитии своей законодательной деятельности выборных представителей местных интересов и разделит с ними законодательные функции» (Николай Милютин).

За продолжение и увенчание Великих реформ!

3

Помянем тут же, что важнейшим шагом на пути либерализации российской политической системы стало учреждение земских и городских органов местного самоуправления, в ничтожные сроки достигших весьма значительного улучшения жизненных условий большинства населения Европейской России и, в частности, впервые в отечественной истории создавших общедоступную школу и систему народного здравоохранения. Более того, благодаря этим «хозяйственным» учреждениям не только стало возможным сотрудничество членов разных сословий — в их недрах органов самоуправления вырабатывались навыки разрешения конфликтов парламентскими методами и механизмы эффективного поиска гражданского консенсуса.

За продолжение и увенчание Великих реформ!

4

Помянем, что важнейшим итогом введения новых судебных уставов в 1864-м стала замена утвердившегося в России при Петре Великом инквизиционного розыска, совершающегося под сенью канцелярской тайны, гласным и открытым состязательным процессом, проходящим в надлежащих случаях с участием присяжных заседателей, представляющих народную совесть. Эта реформа не только обеспечила необходимые условия хозяйственного развития, но и сделалась одним из инструментов выработки современной гражданской нации, укоренения идеи верховенства права. Чему способствовали не только существенная независимость нового суда от исполнительной власти, но и появление института частной адвокатуры, а также отделение следствия от полиции.

Да утвердится наконец в России всем равный суд, правый и милостивый, основания коему заложены были в эпоху Великих реформ!

5

Помянем немедля и то, что система наказаний тогда же была модифицирована ради выработки в российских подданных большего уважения к человеческому достоинству. В 1863 году военным и гражданским судам было запрещено приговаривать к телесным наказаниям, сохранившимся впрочем до 1904 года, но лишь для тех категорий правонарушителей, проступки коих не могли быть наказаны арестом и для кого денежный штраф был по обстоятельствам того времени избыточным обременением: ссыльных, арестантов и штрафных солдат, а также для крестьян по приговорам волостных судов. За продолжение и увенчание Великих реформ!

6

Помянем следом, что отмена в 1865-м предварительной цензуры и введение судебного порядка преследования преступлений в области печати открыло дорогу к становлению свободной и ответственной прессы — верного зеркала и влиятельного стража общественных интересов. За продолжение и увенчание Великих реформ!

7

Не забудем и реформ системы народного просвещения, из которых важнейшей следует признать отказ государства от монополии на образование, выразившийся в появлении частной и общественной школы и в утверждении автономии университетов. В совокупности эти свободы обеспечили вскоре последовавший небывалый подъем отечественной науки. Но кроме того они заложили основы системы развития национального самосознания на светских и рациональных основаниях. За продолжение и увенчание Великих реформ!

8

Не забудем, что эффективные реформы были сопряжены с решительным отказом от ложной гордыни национальной самобытности и мифологии «особого пути». Опыт более развитых и благоустроенных стран Старого и Нового света тщательно и широко анализировался и смело творчески применялся к отечественным реалиям. К оценке и даже разработке законопроектов широко привлекались академические ученые и эксперты-практики Западной Европы.

За продолжение и увенчание Великих реформ устроением подлинно открытого общества!

9

Крестьянская реформа открыла, вопреки усиленно внедрявшемуся в советские времена и доселе широко распространенному заблуждению, простор хозяйственной самодеятельности крестьян. В стране в невиданных прежде масштабах развернулся процесс перехода крестьянских общин от традиционного трехпольного хозяйства к интенсивному многопольному с ориентацией на производство новых товарных видов сельскохозяйственной продукции. Вместе с тем, огромные массы избыточной рабочей силы хлынули из деревни в город в поисках неземледельческих промыслов. Настало время невиданного промышленного подъема, сопряженного на первых порах с многочисленными и скандальными злоупотреблениями грюндерства. Мошеннические банки и акционерные общества — товарищества на паях — росли как грибы после дождя. Впрочем, пена эта вскоре схлынула. А результаты были впечатляющие. К примеру, за первые тридцать лет после провозглашения реформ железных дорог было выстроено больше, чем за тридцатилетие сталинского правления, и без всякого ГУЛАГа.

За продолжение и увенчание Великих реформ!

10

Не позабудем, наконец, и печального урока Великих реформ. Правительство Александра II со второй половины 1860-х, убоявшись, что либеральные реформы, как уверяли после польского восстания 1863 года консерваторы, приедет к разрушению величественного здания империи, начало предпринимать попятные движения. Но как выяснилось при этом, малейшая попытка ограничить уже достигнутую обществом степень свободы приводит к мгновенному отчуждению общества и власти. А власть, оставшаяся без общественной поддержки, не в состоянии самостоятельно эффективно противостоять маргиналам-экстремистам.

Память о злодейском цареубийстве 1 марта 1881 года да послужит нам уроком того, как опасно правительству оставаться единственным игроком на политической сцене!

Источник



12 комментариев


Станислав Корякин
21 февраля 2011 11:14

Алаверды... Так выпьем же за то, что благодаря имеющимся сегодня возможностям, любое сообщество граждан может учредить и начать праздновать любой праздник. Так, например Международный день политического консультанта (24 февраля) был придуман отечественными политтехнологами. И это не помешало ему активно распространяться в профессиональном сообществе, даже сред тех, кто не входит в РАСО (российская ассоцияация связей с общественностью).

Дмитрий Виноградов
21 февраля 2011 19:08

Никита, а не являлись ли большевики продолжателяими тех контрреформ, которые проводил Александр III? А отсюда продолжая свою мысль скажу так не возможно в авторитарной не десталинизированной стране переосмыслить крестьянскую реформу 1861 г.. Это не возможно еще и потому, что крестьянин как и в позапрошлом, как и в прошлом веке так и остался зависимым от государства. В подтверждение этому могу привести тот факт, что сейчас крестьянству государство хочет навязать слабо связанное с рыночными механизмами ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ страхование рисков, а в тоже время все остальные виды личного страхования в России находятся на давольно низком уровне, кроме ОСАГО, конечно. Так можно ли говорить о полной отмене крепосного права в деревне вообще?

Роман Хабаров
21 февраля 2011 20:25

Думаю, что невозможно говорить об освобождении нынешнего нашего государства от крепостнической психологии по отношению не только к крестьянам, но и по отношению ко всем гражданам государства российского.

Дмитрий Виноградов
22 февраля 2011 12:47

Вопрос глубже: а хотят ли россияне освобождаться от рабства? Думаю, если большинство хочет обратно в сталинизм, то вряд ли на мой вопрос можно ответить утвердительно.

Станислав Корякин
27 февраля 2011 12:44

Другой уважаемый мной историк и политолог (не федерального масштаба, но всё же!) Сергей Комарицын по этому поводу статью разместил http://www.gornovosti.ru/tema/history/svoboda-v-kredit.htm
Маленькую читату здесь приведу:
"В историческом плане реформа Александра II действительно была “великой”. Она положила начало русскому капитализму. Но в то же время она была настолько уродливой, что в конечном итоге привела к 1905-му, а потом и к 1917 годам. Россия, как справедливо писал, находясь в Красноярске В. И. Ленин, страдала не от капитализма, а от недостатка капитализма. Этот “недостаток” в свою очередь и был продуктом “великой реформы”. Вся история подготовки и проведения этой реформы — это цепочка попыток уйти от решения проблемы. Реформу под давлением внешних обстоятельств готовили люди, которые вовсе не хотели эмансипации своего народа и не думали ни о какой модернизации страны. Даже сам Манифест от 19 февраля был написан митрополитом Филаретом (двоюродным прадедом ведущего “В мире животных” Н. Н. Дроздова) — ярым противником отмены крепостного права. Читать этот документ обычному человеку совсем непросто (а крестьяне неграмотные его слушали), по словам И. С. Тургенева — “будто написан по-французски и переведен на неуклюжий русский язык каким-нибудь немцем”. Л. Н. Толстой так его оценил: “Мужики ни слова не поймут, а мы ни слову не поверим”. Филарет был человеком весьма учёным и даже академиком по Отделению русского языка и словесности, но Манифест составил так, чтобы запутать простого русского крестьянина. Престарелого митрополита в народе звали Филькой. И, естественно, Манифест мгновенно и справедливо получил название “Филькина грамота”.

Никита Соколов
28 февраля 2011 21:03

Ключевой аргумент, употребляемый с целью опорочить реформы Александра II, по происхождению ленинско-советский, некритически повторяемый и Комарицыным, насчет того, что «уродливые» реформы привели к взрыву в 1905-м, ложен. В России бывало два типа реформ. Первые – реформы Ивана Грозного (после 1560-го), Петра Великого, Иосифа Сталина — при которых благодетельная власть обустраивает общественную жизнь по собственному разумению и к своему удобству. В отношении этих реформ, поскольку цель их обычно ясна, и власть преследует сиюминутные интересы, легко сказать по ближайшим результатам успешны они или нет.
Реформы типологически иные – правительства Алексея Адашева в 1550-е, отчасти Петра III и Екатерины II в 1760-е, александровские в 1860-е — только устанавливают правовые рамки для самостоятельного исторического творчества самого народа (объем этого понятия, разумеется, всякий раз различен под стать эпохе, но этот независимый от власти политический субъект непременно возникает). Реформы такого типа в краткосрочной перспективе всегда имеют отрицательный результат («уродство») поскольку общество тратит довольно много времени на освоение новых рамок (а разнообразные мошенники, напротив, с большим успехом действуют в условиях неполной их освоенности и неизбежного обнаруживаемого только опытом несовершенства). К взрыву 1905-года привело как раз «изуродование» правовых рамок контрреформами Александра III и начала царствования Николая II.

Дмитрий Виноградов
28 февраля 2011 23:23

Что к революции 1905 г. привела не отмена крепостного права это понятно, ибо Вы, Никита правы, что они были изуродованы контрреформами, а уж о екатерининских я и не говорю, ибо монархия стала просвещенной только на словах и об этом свидетельствуют и контрреформы Александр III и половинчатые, постоянно тормозившиеся реформы Николая Александровича, который, по мнению большинства историков он все же был ближе по убеждениям к Александр III и об этом свидетельствует приближение ко двору таких темных личностей, как Гришка Распутин. Полагаю при этом, что влиянием только императрицы это объяснять не стоит. Это говорит о том, что монархия недопросвещенная была.

Александр Шмелев
1 марта 2011 0:15

Никита, а насколько широко праздновалось 50-летие отмены крепостного права? Просто, по моим поверхностным впечатлениям, никакого особого праздненства тогда не было (в отличие, скажем, от 300-летия династии Романовых), ни в официозе, ни в народе. Я не прав? А если прав - то почему, как Вы думаете?

Никита Соколов
1 марта 2011 17:59

Это явно аберрация памяти. Видимо связанная с тем, что празднование 40-летия судебной реформы в 1904-м взяла в свои руки либеральная оппозиция и сделала торжества поводом для антиправительственных демонстраций, отчего и на кампанию памяти вообще власти смотрели косо.
В 1911-м все было не так. Власти активно участвовали в памятовании. О масштабах официальных торжеств и их народной поддержке можно судить по фотоотчету в «Искрах» о кремлевском молебне 19 февраля 1911-го:
http://vvotmkp.shpl.ru/otmkppage6.html
Заложен был благодарственный храм Александра Невского (святого покровителя Александра II) на Миусах в Москве (на этом месте теперь дом пионеров) – проект делал модный архитектор Александр Померанцев по рисункам Виктора Васнецова. Храм размерами почти не уступал храму Христа Спасителя. Его даже достроили к 1917-му. Только расписать не успели. Большевики думали устроить в нем крематорий, а потом пустили на кирпич.
Число общественных манифестаций вообще не поддается учету. Самое капитальное было книжное предприятие. Иван Сытин выпустил самое роскошное из своих «роскошных изданий»: «Великая реформа. Русское общество и крестьянский вопрос в прошлом и настоящем». Издание готовила Историческая комиссия учебного отдела московского Общества распространения технических знаний в составе С. П. Мельгунова, В. И. Пичеты и А. К. Дживелегова. Эти шесть томов – труд шести десятков первоклассных историков и статистиков и до сих пор — один из лучших источников и по истории закрепощения и по истории реформы.
Торжества должны были длиться весь год. Но сошли на нет после того как в сентябре в Киеве – на торжествах, заметьте, по случаю открытия памятника Александру II — был убит Петр Столыпин.

Станислав Корякин
3 марта 2011 18:27

Ну, вот, "наверху" все-таки вспомнили и/или заметили праздник!http://news.yandex.ru/yandsearch?cl4url=echo.msk.ru%2Fnews%2F754380-echo.html
Видимо скоро появится еще один "красный день" календаря

Станислав Корякин
3 марта 2011 18:39

более корректная ссылка тут http://www.rian.ru/politics/20110303/341660496.html

Сериккали Аубекеров
23 марта 2011 8:10

Помянем и военную реформу Александра Второго! Главное, чтобы человек, выделивший его как своего предшественика и примера, стал его преемником, а не Владимира Владимировича! Важно также помянуть отцов и потомков Великих реформ, как сделал в своее время А.Ф.Кони в своей работе "Отцы и дети великих реформ" (Комментарую по памяти, возможно ошибаюсь несколько). А форма поддачи оригинальная - в виде забытых ныне банкетов с тостами!



Путь : Главная / / Никита Соколов: Лихие 1860-е
Россия, Москва, Старопименовский переулок дом 11 корп. 1, 2-й этаж,
  телефон: +7 (495) 699-01-73
Все материалы на данном сайте опубликованы некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента. Указано согласно закону №121-ФЗ от 20.07.2012 в результате принудительного включения в реестр