Гражданскому обществу - гражданское просвещение

Вспомнить пароль
Запомнить пароль
  Путь : Главная / Хроники гражданской жизни / Калининградская область  
Два примера гражданской жизни в Калининградедата:24 июля 2013   время:09:15 ;  автор:Кузин Владимир Иванович

В Калининграде множество людей делают то, что считают нужным для улучшения жизни города. Понимание улучшений когда-то совпадает с позицией властей, когда-то нет. От этого возникает общественная дискуссия, которая выплескивается на страницы прессы, а когда средства массовой информации «не замечают темы» на страницы социальных сетей. Но главное в этом - позиция людей, которая привлекает или не привлекает сторонников. Динамика событий и обсуждаемых гражданским обществом тем, широкий спектр поднимаемых вопросов делают гражданскую жизнь города заметной и привлекательной для многих.

Пример первый, к которому имеет отношение Ваш покорный слуга. Небольшая НКО, «Калининградское региональное сообщество антикоррупционных экспертов» (КРАСЭ) уже второй год публикует результаты исследования уровня коррупции в Калининградской области. Такой опрос проводят социологи. И он отражает восприятие жителями Калининградской области коррупционных проявлений, а так же оценку различных органов власти с точки зрения их подверженности коррупции. И хотя это событие, с моей точки зрения важное и влияет на жизнь в Калининграде, но оно интересно, в основном, специалистам или журналистам, которые видят в результатах исследования отношение жителей к властям.

Второй пример, это конкурс. Его придумала группа блогеров, за чашкой чая на одной из встреч в кафе. Идея была проста. Калининград-Кенигсберг отмечал 757-летие, поэтому участникам конкурса предлагалось представить текст из 757 знаков о Калининграде. Кроме того, можно было представлять фотографии, на ту же самую тему 757-летие Калининграда.

То, что происходило после первой встречи может быть описано как снежный ком, катящийся с горы. Шли постоянные переговоры, обсуждения. Подключались новые люди, кто-то «отлетал» в сторону. Кто-то разработал логотип конкурса. Обсудили, одобрили. Кто-то изыскал ресурс и напечатал листовки. Откуда-то появились наклейки с логотипом. Искали спонсоров для призов, спонсоры искали возможность помочь. Обсуждали, кого пригласить в жюри конкурса, так чтобы были люди знаковые для города, независимые и незаинтересованные.

Как обычно, практически перед награждением начали думать, как оформить все правильно, имеется в виду как спонсорские деньги выдать в виде призов. Выручил фонд местных сообществ «Калининград». Спасибо большое им за это.

Итог: конкурс состоялся. Получилось весело, креативно, интересно. Все, кто принимал участие сами удивляются - как удалось? Ведь участие в работе приняли люди, которые мягко говоря, редко общаются между собой, разных политических взглядов, разного достатка. Наверное, главное, что объединяло - это город, в котором мы живем, и интересная идея, как его поздравить.

Эти два примера гражданской жизни в Калининграде о том, что она разная. И это мне нравится!



Подробнее
Кёнигсберг: спасём брусчатку!дата:18 марта 2013   время:10:50 ;  автор:Михайлов Максим Леонидович

Не так давно инициативная группа по защите историко-культурного наследия «Спасем брусчатку» отметила свою первую годовщину. На прошлой неделе «спасатели» вновь выступили с заявлениями, жёстко критикующими действия городских властей. Один из участников группы, выпускник Школы 2012-го года Максим Михайлов, рассказывает о своём взгляде на то, что происходит в Калининграде-Кёнигсберге.

О срочном

Брусчатка на Тельмана должна быть сохранена, а там, где повреждена – восстановлена. Причин для этого множество: от эстетических до сугубо меркантильных. Район Марауниенхоф – это одно из мест, где Кёнигсберг ещё жив. Спросите экскурсоводов, именно здесь каждый россиянин (наш основной турист) понимает уникальность Калининграда. Хочешь развивать туризм (а именно так написано в Стратегии развития Калининградской области) – береги и культивируй то, что сохранилось. Зачем восстанавливать с нуля исторический центр и при этом закатывать в асфальт то, что осталось целым? Только для того, чтобы потратить деньг, что, судя по всему, администрация считает своей главной задачей.

Это ярко проявилось, например, при «ремонте» улицы Льва Толстого: тихой, живописной, без напряженного трафика, с хорошим состоянием дорожного покрытия. Льву Толстому «повезло» попасть в федеральную программу, булыжник сняли, асфальт положили, подрядчик заработал. «Ну нам же придется вернуть деньги в федеральный бюджет», - обосновывал невозможность остановки работ один из руководителей администрации. Так и не вернули. Что теперь будет с федеральными деньгами, потраченными на «экспериментальную» брусчатку на Тельмана, мне неизвестно. Пятый канал расскажет.

О шутках

Чиновник мэрии шутит (?) на совещании у мэра: «Мы не уничтожаем брусчатку в городе! Каждый камушек пересчитан и складирован!». Не удивлюсь, если при реконструкции улицы Фрунзе разберут Королевские ворота на кирпичики, завернут каждый в бумажку и радостно сообщат, что сохранили символ города на складах Гортранса. Кстати, правила хранения снятой брусчатки – единственный документ, который чиновники согласились утвердить. Возможно потому, что снятая брусчатка – это уже товар.

О добре и зле

Брусчатка с провалами и выбоинами – зло; брусчатка, от которой отскакивает положенный поверх неё асфальт – зло. Но и асфальт на живописных исторических улицах – зло. Очень часто новый асфальт сравнивают с разрушенной брусчаткой. Это лукавство. Асфальт однозначно приоритетен на магистральных улицах – там высокие скорости и тысячи машин. Однако откуда вдруг возникло желание делать из Тельмана магистраль? Зачем на Тельмана скорость выше 40 км/ч, как объехать пробки на асфальтированных Озерова, Горького и Невского?

О развитии

Но ведь город растёт и развивается, рассказывает нам мэр. Причем, судя по развитию событий, особенно активно это происходит в феврале и в исторических зонах. Да, действительно, города растут. Например, вот так: от точечной застройки («эх, дурное наследство прежнего мэра»), через нарушение градостроительных регламентов («суд есть суд»), к разрушающей исторические виды многоэтажной застройке, (как здания за Королевскими воротами и напротив Кафедрального собора).

Это рост, но не развитие, а деградация. Для развития города должна быть сформулирована стратегия (удивитесь ей на сайте мэрии), с ней увязан генплан (обрадуйтесь решению суда по «Сказке»), определены требования к застройке (посетите публичные слушания по практически любому объекту), разработаны комплексные схемы развития территорий (устройте ребенка в садик в пешеходной доступности, найдите хоть один комплексный проект, кроме футбольного острова). И всё это должно быть обсуждено несколько раз с жителями, «упаковано» в предложения для инвесторов. Но это уже городская политика.

О политике

Чиновники мэрии гордо заявляют, что политикой они не занимаются. А жаль. Политика это не только борьба за контроль над ресурсами (они не борются???). Политик формулирует цели, предлагает стратегию их достижения, предъявляет всё это на публичное обсуждение и, в результате, стремится эти цели достичь. Всем этим Администрация действительно не занимается. Мы практически ничего не знаем о долгосрочных приоритетах развития города. Туризм и «Русская Европа» - тогда зачем трогать брусчатку? Комфортный город – почему тогда велодорожки в техзаданиях идут с пометкой «по возможности», а оставшиеся трамвайные пути демонтируются. Как будем готовиться к чемпионату мира по футболу, что будем делать после него, когда перенесём стадион в Чкаловск?

Отсутствие публичной политики позволяет власти постоянно принимать ситуационные решения: тратить без конкурса миллионы на новый трамвай, строить двухэтажные ларьки напротив здания ФСБ, заливать бетоном под отель-сарай остатки городской стены Альштадта, превращать отель на берегу озера в элитный жилой дом и т.д. Короче, делать то, что хочется.

О системе

Что любили обсуждать с нами чиновники: список конкретных улиц, на которых можно убрать брусчатку (давайте поторгуемся). Что старались обсуждать с ними мы: (1) приоритет – сохранение наследия, действует принцип необходимости обоснования снятия брусчатки, (2) критерии, на основании которых принимается решение, (3) документ, который является обязательным для чиновников. Мы старались помочь, предоставляя проекты документов, предлагая список критериев, обобщая зарубежный опыт.

Например, критериями могли бы быть такие: часть ли это исторического района, входит ли улица в туристический маршрут, какова её транспортная функция и как она будет меняться, планы развития района и т.д. Принятие решения исходя из этих критериев требовало бы от администрации знать ответы на поставленные вопросы. Но их никто не знает. Туристы? Доставка грузов на фабрики? Массовая жилая застройка? Есть ли под асфальтом булыжник? Никто не знает. Поэтому никакого системного решения по брусчатке и не состоялось, как нет их и по другим городским вопросам.

Об архитектуре

Ситуация со строительством на месте «Сказки» - пример того, что в нашей группе есть разные мнения. Многим из нас кажется вполне приемлемым постройка здесь нового здания, тем более не такого высокого, как было объявлено сначала. Но современная архитектура – это не просто коробка, это контекст, наполнение здания и территории вокруг смыслами, деятельностью и людьми. Когда мы стали задавать вопросы архитекторам проекта, то натолкнулись на полное игнорирование связей с окружающей исторической, культурной, архитектурной средой.

Попутно, кстати, выяснилось, что и обещания благоустройства Паркового ручья вилами на воде писаны. Аргументы типа «у нас есть гарантия подрядчика», «мы подадим в суд» и «я ему верю!» часто используются чиновниками мэрии. Впрочем, о «серьезности» подхода инвестора говорил хотя бы тот факт, что на трех обсуждениях он представил три совершенно разных проекта. За какой из них высказались 1400 человек, чьё мнение учёл суд, нам (да и суду), к сожалению, не известно.

О суде

Отказ от апелляции по делу о «Сказке» - это саботаж, преднамеренный отказ властей от защиты интересов жителей. Сначала администрация передала участок арендатору в собственность, затем в тишине готовилась к суду, не привлекая внимание общественности, возможно способной предоставить необходимые для победы доказательства, и, наконец, главное – отказ от апелляции.

Впрочем, возможное появление высотного здания на углу Колоскова-Мира – не самое страшное. Намного опаснее мнение суда, что указанные в генплане города исторические зоны де-юре не существуют. То есть высотные здания можно смело строить по всему городу, существующие дома надстраивать, фасады менять как угодно и т.д. Признан недействительным базовый градостроительный регламент города, один из немногих системных документов. Исторических зон в Калининграде отныне нет, Кёнигсберг приговорен к уничтожению, Тельмана превращают в автомагистраль.

Это капитуляция городских властей. Действия областных властей тоже неоднозначны – к примеру, явно наблюдается настойчивость по лишению охранного статуса входной группы Зоопарка. Кто займёт город, мы увидим совсем скоро, по мере появления удивительных и обязательно инвестиционных проектов к Чемпионату мира.

О своих делах

«Каждый должен заниматься своим делом» - говорят нам. С этим сложно спорить: действительно, разрабатывать проект должны архитекторы и инженеры, укладывать брусчатку дорожные мастера, а контролировать использование бюджета Счётная палата. Но и у граждан есть дела – участвовать в определении городской политики, через выборы и гражданские акции выражать своё мнение, осуществлять общественный контроль действий властей. Мы, калининградцы, пока плохо делаем своё дело, но учимся, в том числе и на собственных ошибках.

О нашей группе

Мы долго назывались группой «Спасем брусчатку», но наши интересы шире – от сохранения историко-культурного наследия до стратегических вопросов городского развития. Поэтому сейчас мы становимся центром городских инициатив «Город К», поддерживаем разные проекты, вовлекаем новых людей. Мы применяем разные способы взаимодействия с властью и обществом – от совместной работы над нормативными документам в стенах мэрии до перформансов на улицах.

С самого начала власть пыталась встроить нашу группу в свою систему. Мы решили, что в этом нет необходимости, старые форматы точно не работают, надо искать новые, публичные и прозрачные.

Об оптимизме

Весь прошлый год я лично агитировал молодых и активных россиян переезжать в Калининград, самый оптимистичный город страны. Извините, ребята, сдавайте билеты, это пока не тот город, о котором я вам рассказывал, нам ещё надо поработать.

Официальный сайт проекта "Город К" - http://gorod-k.ru/

Автор фото - Alex Winter



Подробнее
Сообщество велосипедистов Калининградадата:14 февраля 2013   время:18:25 ;  автор:Михайлов Максим Леонидович

Регулярно в Калининграде проходят встречи горожан, стремящиеся сделать городскую среду комфортнее и безопаснее для велосипедистов. Организаторы встреч - группа «Спасём брусчатку» и движение «Критическая масса», в обсуждении участвует более 30 человек, включая представителей велоклубов (например, Koenig Bicycle Team), бизнеса («Планета-Спорт»), общественных организаций («Аппарель», «Союз пешеходов»).

Ездить по Калининграду на велосипеде сейчас довольно опасно и некомфортно: высокие бордюры, отсутствие выделенных полос и разметки, низкая культура как автомобилистов, так и самих велосипедистов – всё это повышает риск столкновений и конфликтов. Велосипедные дорожки пока рассматриваются властями лишь как часть инфраструктуры отдыха в парках.

В то же время калининградцы считают вполне возможным в довольно короткие сроки сделать город намного более дружелюбным для велосипедистов – по примеру тысяч городов Европы и даже некоторых городов России. Недаром тысячи горожан участвуют в велопробегах, а ежегодные продажи велосипедов составляют более 10 тысяч штук.

Велосипед следует рассматривать как транспортное средство для личных и деловых поездок по всему городу, а значит, подготовленные маршруты должны соединять разные районы города. Там, где строительство выделенных дорожек пока невозможно, а также на улицах с низкой плотностью движения, часто достаточно выделить цветом велополосы и/или установить информационные знаки, светофоры и т.д. Необходимо также, например, уменьшить высоту бордюров, ликвидировать ямы и лужи на обочинах, нанести предупреждающую разметку.

Без этих улучшений большинство потенциальных велосипедистов будут продолжать бояться дороги и выберут автомобили, встав в пробки, с завистью наблюдая за свободно проезжающими смелыми велосипедистами-пионерами.

Проект плана действий, представленный на встрече, включает десятки необходимых действий. При этом план не является списком заданий для власти. Наоборот, участники согласились, что эффективное решение задачи велоэволюции города возможно только при тесном сотрудничестве властей и жителей.

Поэтому волонтеры готовы взять на себя составление карты маршрутов (здесь очень поможет предварительная работа, произведенная «Планетой-Спорт»), проверку маршрутов на наличие опасных мест, разработку предложений по улучшения дорожной инфраструктуры, пропаганду безопасного совместного существования пешеходов, велосипеда и автомобиля.

Со своей стороны власть может взять на себя обязательство постепенно менять городские стандарты. Например, город может сделать обязательным при любом виде ремонта дороги или тротуара проведение работ по улучшению условий для велосипеда, установить у каждого муниципального учреждения велопарковки, обязать выделять 10% площади автопарковок велосипедам и т.д.

Наконец, совместная работа жителей и властей позволит качественно подготовить и выполнить проекты, требующие больших инвестиций: изменение профиля улиц, создание выделенных полос, создание условий для хранения велосипедов и т.д.

Очень важно начать сотрудничество сегодня, перед строительным бумом Чемпионата мира по футболу. Мы должны вместе использовать открывающиеся возможности для развития Калининграда в сторону комфортного европейского города.

Результатом встреч стало создание инициативной рабочей группы, задача которой – объединить максимальное число волонтеров, готовых тем или иным образом участвовать в развитии велосипедной инфраструктуры и культуры: участвовать в субботниках, проводить исследования и опросы, заниматься продвижением, связями с властями, разрабатывать технические проекты и т.д.

Одним из первых действий рабочей группы будет также доработка предложения о совместных действиях (дорожной карты) и представление его Общественному совету при Главе города.

Волонтеры и союзники объединяются в социальных сетях:

https://www.facebook.com/groups/velograd/ (там, в частности, опубликован первый вариант дорожной карты: https://www.facebook.com/groups/velograd/497884713607602/ )

http://vk.com/crit_mass

Контакты:

Максим Михайлов (promarket@gmail.com, www.facebook.com/cobuce)

Иван (http://vk.com/trozky1917)



Подробнее
В Калининграде начала работу приёмная «Transparency International»дата:14 февраля 2013   время:15:35 ;  автор:Шуманов Илья Вячеславович

Одна из немногих организаций, стоящая на страже общественного контроля за прозрачностью и законностью распределения денежных средств, занимающаяся прикладной антикоррупцией — это международная организация «Transparency International». В этом году ей исполняется уже 20 лет, из которых 12 она успешно работает в России.

Российскую ветку «Transparency International» с самого основания возглавляет Елена Панфилова. Елена Анатольевна - чудесный человек с открытым взглядом на мир, пользующаяся заслуженным авторитетом не только у коллег, но и у оппонентов. По мнению многих, уважение к Панфиловой зиждется, на ее умении применять «мягкую силу» - знания, юмор и нестандартный подход против безразличия и черствости. За время работы в нашей стране «Transparency» открыло приемные во многих городах: Санкт-Петербург, Владимир, Москва, Воронеж, Великий Новгород и Калининград. Тысячам отчаявшихся людей помогли сотрудники антикоррупционного центра: где-то грамотной консультацией, где-то общественным резонансом проблемы, где-то передачей уникальных навыков и опыта.

Особую радость доставляет тот факт, что Елена Панфилова всегда охотно соглашается выступить в качестве эксперта перед слушателями Московской Школы Политических Исследований. Школа тоже платит «Трансперенси» взаимностью: трое выпускников МШПИ нашли себя в коллективе антикоррупционного центра. Иван Ниненко — заместитель генерального директора, Наталья Звягина — руководитель приемной в Воронеже и Илья Шуманов, возглавивший приемную «Трансперенси», в самой западной точке России — Калининграде.

По мнению Ильи, «ценностные ориентиры для многих россиян с каждым месяцем становятся все более значимыми. Московская Школа Политических Исследований позволяет отыскать эти зерна-ориентиры, в большом количестве плевел наносного и ненужного информационного мусора».

Приемная в Калининграде состоит из двух сотрудников, Илья и Игорь, оба юристы. «Офис приемной около 20 метров, находится в мансарде», - рассказывает Илья. «Территориально офис расположен недалеко от центра, рядом с остановкой общественного транспорта, для того, чтобы жителям города было удобно добираться до нас. Работа разноплановая: от общения с бабушками по вопросам злоупотребления управляющих компаний до серьезной аналитической работы и проведения прикладных исследований».

Калининградская антикоррупционная приемная открыта с 10.00 до 17.00 без перерывов на обед. За недолгое время работы ребята из калининградской приемной «Transparency International-R» уже успели подготовить десяток обращений в правоохранительные органы и провести личные консультации по вопросам, связанными с коррупцией и злоупотреблениями в органах власти.



Подробнее
Мой вклад в развитие демократии и гражданской культуры в России: Максим Михайлов (Калининградская область)дата:07 сентября 2012   время:10:07 ;  автор:Михайлов Максим Леонидович

Наша дружина

Ну что ж, наверное, каждый слушатель МШПИ уже признан общественным или политическим деятелем, иначе пришлось бы серьезно наказать отборочную комиссию, но вот в отношении себя самого я только привыкаю к подобной идентификации. Действительно, с одной стороны, я только совсем недавно начал заниматься общественной деятельностью, а значит, как это быстро становится понятно всякому, и политической. Но, с другой стороны, это ведь я в августе 91го был готов печатать на единственном в городе принтеры листовки против ГКЧП, прятал переданные отцом документы горсовета и собирал самые необходимые вещи, чтобы уйти в Польшу на пограничном катере. Да и раньше был тоже я, заявивший представителю горкома комсомола на слёте дружины: «Это наша дружина, и мы без вас разберемся, что нам делать и как что решать».

Так что я всегда чувствовал себя вне системы, за что пользовался уважением и поддержкой хулиганов, не соглашавшихся с системой по-своему. Впрочем, вежливость, ум и отсутствие истерик позволяли вполне успешно сотрудничать и с системой, пока дело не доходило до принципиальных вопросов, как на том самом слёте дружины. Учителя, ориентируясь на мой статус отличника, по выработанной годами привычке «двигали» меня «вовсюда», я благополучно саботировал их инициативы, комсорги ужасались, но всё повторялось вновь. Слава богу, к университету этот порочный круг разорвался сам собой, под тяжестью лихих девяностых.

Кстати, о том, почему я выбрал экономический факультет Калининградского государственного университета. Ну, во-первых, я испугался поступать в питерский финик – я тогда пугался принимать карьерные решения, через четыре года, например, отказался ехать в Лондонскую школу экономики, имея протекцию, но стыдясь своего английского. А во-вторых, я выбрал экономический, так как счёл тогда менеджмент единственной профессией, в которой творчество может быть хорошо оплачиваемым. Вступительные экзамены я, золотой медалист, не сдал, учился половину срока за деньги, что не мешало быть лучшим студентом, но послужило первым важным уроком: самонадеянность наказуема, но и вознаграждаема.

Впрочем, с профессией я не прогадал, все нулевые неплохо зарабатывал, разъезжал по заграницам и старался не очень обращать внимание на то, что происходит вокруг. Большинство ребят моего поколения, моего круга вели себя аналогичным образом.

Пришли десятые

Итог годов благоденствия прост и формулируется в просторечии прямо: "просрали" мы нулевые. Устранившись от политики, мы оставили власть бесконтрольной и освободили место для циников-комиссаров-нашистов. Теперь придется бороться за наши ценности с сильным и наглым конкурентом. И способ этой борьбы пока не очень ясен. Да, можно продолжать давить на власть митингами, судами, протестами – пусть с низкой эффективностью, потому что власть умело перехватывает лозунги и концепции, выворачивая их на изнанку и декларируя: «Вы же сами этого хотели – вот вам выборы губернаторов, борьба с педофилией, поддержка НКО».

К сожалению, даже если с помощью внеземных сил вернуть чиновникам совесть, проблема не будет решена. Мой опыт общения с сотрудниками органов власти разных уровней позволяет говорить об очень низком профессиональном уровне чиновников при чрезмерной загрузке непроизводительными задачами. Слабая система управления приводит к ещё большей деградации профессиональных навыков.

Я участник большинства протестных митингов в Калининграде, был на Сахарова в Москве, носил белую ленточку и распространяю данные Доброй машины пропаганды Навального через свой аккаунт в Facebook. Однако я прекрасно понимаю всю ограниченность метода протеста. Поэтому моя общественная и профессиональная деятельность сейчас сфокусирована на содействии органам власти в решении проблем Калининградской области, а также на постепенном занятии ниш по принципу «Если не я, то нашист». Полное устранение от позитивной повестки дня означает, на мой взгляд, капитуляцию.

Репутация и (или) сотрудничество?

Приведу примеры, которые помогут понять логику моих действий.

Пример 1. Работая в качестве эксперта Совета министров Северных стран, я с гордостью готов носить звание не иностранного, а российского агента. Моя функция в Скандинавии обозначается словом facilitator (фасилитатор): я содействую властям и другим заинтересованным лицам вступить в диалог, найти способ решения проблемы, оценить результаты. Инструменты, которые я использую, просты: семинары, образовательные туры, конференции, круглые столы и т.д. – competence building. Но готовя повестку (например, по развитию туризма или творческих индустрий), приглашая экспертов, составляя программу тура, модерируя встречи, я стараюсь вывести группу на формулировку конкретных способов решения проблем региона, хотя бы на уровне дорожной карты, а затем удержать обсуждение этих проблем в фокусе, возвращаясь к ним на следующих мероприятиях, фиксируя результат.

Неожиданной для меня стала функция бизнес-коучера для сотрудников органов власти уровня начальников отделов и департаментов. Многие из них понимают реальные проблемы лучше министров, хотят их решить и даже предпринимают какие-то действия, но при этом не обладают достаточным уровнем знаний или решительности. Я помогаю им с поиском информации, партнеров в Скандинавии, иногда просто беседую, когда у них начинается обычная «послескандинавская» депрессия.

Пример 2. Я являюсь членом инициативной группы туристической кластерной инициативы Калининградской области. Это реальный triple helix проект, инициированный снизу, но нашедший понимание и, иногда, поддержку и в региональном правительстве. Кластерная инициатива работает в формате рабочих групп, нацеленных на решение той или иной проблемы: нехватка квалифицированных кадров, брендинг региона, туристические маршруты, якорные объекты, разработка стратегии развития области и т.п. Подготовленные варианты решения распространяются среди заинтересованных лиц, включая бизнес, образование и власти, часть из них начинает реализовываться немедленно, часть входит в проекты программ развития.

Идея кластерной инициативы появилась в ходе образовательных туров в Скандинавию, в которых я выступал в качестве эксперта. Инициативная группа пригласила меня присоединиться к ней и, в результате, я стал одним из лидеров. Оказалось, что данной конкретной группе не хватает в своем составе агента, не связанного бизнес интересами или положением во властной иерархии, готового задавать прямые вопросы, провоцировать обсуждения и, при этом, сохранять выдержку. То есть для эффективной работы группе понадобился именно человек извне, я взял на себя функции «кластерпренёра».

Пример 3. Группа «Спасём брусчатку» появилась в Калининграде в конце 2011 года, объединив сторонников сохранения традиционного Кёнигсбергского дорожного покрытия на тех немногих исторических улицах, где она пока осталась. «Спасатели» избрали новый для города формат взаимодействия с властью: начав с простых обращений к мэру, мы быстро перешли к конструктивной работе с подразделениями администрации города – готовим обзоры опыта, разрабатываем проекты городских нормативных документов, организовываем обучение, активно занимаемся информационной кампанией. В результате, тема исторического наследия стала одной из главных тем предвыборной кампании.

Важная задача группы – создавать давление на власть, постоянно задавая вопросы, не позволяя власти затягивать с ответами, отклонять отписки, не давать группе увязнуть в системе, стать её частью. Моя функция в связи с этим – быть «плохим, но конструктивным, полицейским», аргументированно ставящим под сомнение те или иные заявления и действия администрации, формируя соответствующий информационный фон. При этом аргументы и данные готовятся всей группой, но публичные роли мы исполняем разные.

Пример 4. «Если не я, то нашисты». Калининград – не совсем обычный провинциальный город, Едро проиграло выборы, 20% набрал Прохоров, всем памятны мандариновые протесты 2010 года. В 2012 году региональное правительство, то ли испугавшись московских событий, то ли испытывая катастрофический кадровый голод, стало активно привлекать людей из конструктивной оппозиции к своим проектам. Я, например, вместе с выпускницей МШПИ Маргаритой Гришечкиной, стал в этом году членом комиссии по распределению грантов для СО НКО. Конкурс в этом году прошел прозрачно, без коррупционной составляющей, и, главное, мы подготовили предложения по существенному изменению условий следующего конкурса, что позволит добиться более тщательного отбора проектов.

Другой пример, вызвавший неоднозначную реакцию моих друзей, - согласие стать руководителем смены лагеря «Балтийский Артек». Для многих молодежные лагеря – это нашисты, распилы и портреты «национальных лидеров». К счастью, у нас все по-другому: Росмолодежи отдана лишь одна смена из четырех, остальными занимаемся мы, открытые, по крайней мере, не сторонники действующего режима. Наша задача научить ребят слышать несколько точек зрения, стараться понять проблему, уметь работать с информацией, предпочитать суть решения форме. Здесь мне очень пригодился опыт преподавания на Президентской программе, где я всегда старался заменить лекции самостоятельной работой и семинарами-дискуссиями, более полезными для уже довольно взрослых людей. В этом проекте для меня важным стал опыт принятия сложных репутационных решений, моя позиция такова – мне не стоит быть часть системы точно так же, как и частью контр-системы, всегда следует оставлять возможность личного выбора пути.

Опыты

Итак, какие роли я выполняю:

Фасилитатор – содействующий, активизирующий, вдохновляющий агент.

Модератор – независимое лицо, обеспечивающее соблюдение правил дискуссии, поддерживающее «договороспособность» сторон

Эксперт-аналитик – собирающий информацию, предоставляющий выводы и рекомендации для рабочих групп

Информационный агент – активно собирающий и распространяющий информацию среди широкого круга лиц. Например, я модерирую 3 группы в «калининградском» Фейсбуке (от 100 до 400 участников), посвященных креативным индустриям и комфортному городу, кластерной политике, туризму.

В сегодняшнем российском обществе крайне низок уровень доверия как между, так и внутри власти, элит, сообществ. Роли, которые я сейчас исполняю, нацелены на культивирование доверия за счет большего общения, предоставления адекватной информации, мониторингу и публикации результатов и лучших практик. Я могу оценить свою работу и свою роль как действительно важную, вносящую большой вклад в решение проблем и достижение целей.

Часть необходимых навыков я получил в «прошлой жизни», в бизнесе – 10 лет я руководил небольшой финансовой компанией, финансировавшей малый и средний бизнес. Результатом своей работы я считаю обращения клиентов в нашу материнскую компанию с просьбой не закрывать нас, а, наоборот, увеличить финансирование. В бизнесе мне приходилось быть и фасилитатором, и консультантом, и «плохим полицейским». Вообще, в общественной и социальной сфере применяется крайне мало инструментов, свойственных бизнесу: эффективное целеполагание, проектный менеджмент, подготовка персонала, KPI, маркетинг. Некоммерческая организация, которую я сейчас возглавляю, как раз и занимается тем, что переносит практики бизнеса в практику НКО и государственных учреждений.

Второй пласт опыта – это постоянные, уже 10 лет поездки в Европу, в основном в страны Скандинавии. Опыт этот важен не только огромным багажом знаний и впечатлений, которые появляются у каждого, кто сталкивался с чрезвычайно эффективной системой финского и шведского социализма, норвежского и датского капитализма. Не менее полезным является то, что я уже знаю и о проблемах, которые существуют, о сложном пути к тому, что мы видим сегодня. Это даёт возможность верить, что всё возможно и у нас, дело в целеполагании и сосредоточенной работе, прям сразу и сейчас получается редко и плохо.

В то же время я ощущаю серьёзный дефицит знаний об общественных процессах, политике, государственном управлении. В 2011 году я начал участвовать в семинарах МШПИ, в 2012 окончил школу гражданского лидерства. Вообще, постоянное обучение, взаимодействие с новыми людьми, распространение знаний – это мои приоритеты на данном этапе жизни.

Стану ли я публичным политиком, не уверен – пока эта сфера кажется мне слишком грязной, и не все скелеты в шкафу можно прямо сейчас выносить на страницы газет конкурентов. Но то, что я буду продолжать заниматься общественной деятельностью, даже нося звание иностранного агента, в этом я не сомневаюсь. Я не собираюсь вверять мою страну в чужие руки.



Подробнее
Путь : Главная / Хроники гражданской жизни / Калининградская область
Россия, Москва, Старопименовский переулок дом 11 корп. 1, 2-й этаж,
  телефон: +7 (495) 699-01-73
Все материалы на данном сайте опубликованы некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента. Указано согласно закону №121-ФЗ от 20.07.2012 в результате принудительного включения в реестр