Гражданскому обществу - гражданское просвещение

Вспомнить пароль
Запомнить пароль
  Путь : Главная / Семинары / Отзывы к семинару / Дерзай знать. Выпускница-2005 Светлана Шмелева о семинаре для выпускников в Сеговии 

Дерзай знать. Выпускница-2005 Светлана Шмелева о семинаре для выпускников в Сеговии

Дерзай знать. Выпускница-2005 Светлана Шмелева о семинаре для выпускников в Сеговии 13 октября 2014, 17:23 автор: Шмелева Светлана Игоревна

Хотя я и провела на семинарах Московской школы в общей сложности около года (надо посчитать, сколько часов набежало за десять лет), я ни разу не писала репортажей об этих днях и смыслах, озвученных там.

Потому что неясно, как описать чувство, с которым ты летишь на встречу выпускников в Испанию. Где ждет пятизвездочный отель в красивом средневековом городе Сеговия вместо традиционного места наших встреч в Голицыне — с советскими бутербродами, душным залом и горящей по ночам проводкой. Но там, в Голицыне, были большие окна. А в Сеговии спускаешься в зал на минус первый этаж. По-русски это называют подпольем.

Или как обновленно зазвучало на минус первом этаже латинское «Sapere aude». Дерзай знать. (Имей мужество пользоваться своим умом - в переводе Иммануила Канта). Хотя это официальный лозунг Школы уже более двадцати лет.

Или как Лена [Немировская] говорит о таких идеях человечества, как Всемирный банк, ООН, Евросоюз — которые были направлены на привнесение в мир общих правил. Но идея уступила бюрократии. Можно ли ее в эти институты вернуть, или нужны альтернативные формы? Это один из вопросов, висевший в воздухе того зала, к которому, между прочим, можно добраться разными путями — еще никогда я не видела такое количество коридоров, лифтов, лестниц, дверей, ведущих к одной комнате, находившейся, как мы помним, в подполье пятизвездочного отеля в Сеговии.

Как описать выступление Альваро Хиль-Роблеса, слушая которое, невозможно не задуматься о том, чем отличаются европейские ценности от общечеловеческих? Все ли европейские страны их разделяют? И все ли восточные должны отрицать? В чем идентичность Запада и Востока?

Вспомним про Вторую мировую войну, когда отцы-основатели современной Европы сказали: это никогда больше не должно повториться. И создали проект, ставящий ценности выше границ, проект добровольного объединения пространств, где захват земли — варварство. Что стало с этим проектом сейчас? Стоит ли в центре него человек? Победит ли эта альтернатива коммунизму, терроризму, экстремизму, фашизму, нацизму и прочим «-измам», как назвал их Кристофер Коукер?

Перед нами ставят вопрос: что важнее свобода или безопасность? В то же время, насколько же взаимозависимы эти понятия! Они не исключают друг друга. Одно невозможно без другого. Но нас дурят. Свобода или безопасность?

11 сентября 2001 года. Насколько до него в мире осуждалась Чеченская война. А после — Великобритания сама при помощи пыток вытягивает признания из шести «террористов», арестовывая их без суда и законных доказательств.

Террористы не делают историю, но они как триггер для исторических событий. После Гаврилы Принципа начинается Первая мировая война. А после 11 сентября центры тайного содержания под стражей возникают и в Америке, и в Европе, став плевком на презумпцию невиновности. Мы становимся преступниками в своей антитеррористической борьбе. Предаем право человека на укрытие, озлобившись на мигрантов. И в Европе растет страх перед непохожими. Националистические движения поддерживают уже 70% жителей Франции. Они растут в Венгрии, Дании, Швеции и Англии. Про «русский мир» я и вовсе молчу. В то время, как нам известно: «все зло Европы находится в национализме».

Как давно мы просили прощения и умели прощать?

Как при борьбе за равенство возникло 85 богачей в мире, чье состояние больше, чем у 3,5 миллиардов других человек? А разница между средней продолжительностью жизни в разных странах стала достигать 50 лет. Разница в длине жизни длиною в жизнь.

Утешает одно. Как ни странно, это чувство страха, растущее между нами. Пока мы помним о той войне, пусть через рассказы, памятные даты, но главное — ее боимся, войны скорее всего не случится. По крайне мере, первая мировая возникла во многом потому, что никто о войне даже не думал. А сейчас 80% японцев, к примеру, считают, что будет война с Китаем. И половина китайцев думает также. Страх войны предотвращает ее или приближает, как думаете?

И в этом месте Кристофер Коукер (кажется репортаж все-таки складывается) задает вопрос: «А может ли Америка быть мировым лидером?» И тут же сам себя поправляет: «Вопрос даже хуже. А хочет ли этого Америка?»

Мир заинтересован в мировом полицейском, но только, если он удовлетворяет спрос (пожалуйста, победите пиратство; пожалуйста, победите терроризм). Коп-исполнитель, не создающий собственных предложений, как это было, например, в Ираке в 2003 году или в Египте — интересно ли это Америке?

И в то же время - выгоден ли другой лидер миру? Когда именно у США самая широкая сеть, партнерств. И давайте будем честны, они больше остальных верят в идею единого мира, в то, что демократии не воюют с друг другом — им это не кажется наивным.

/На этих словах нашему спикеру Кристоферу Коукеру начинает досаждать прилетевшая в зал оса. Надоедливое насекомое практически срывает сессию. Пока сидящая тут же Тоби Гати — бывший советник Клинтона по делам России и стран СНГ — не решается ее прихлопнуть. В зале проносится облегчение: кто-то должен был это сделать/.

Тем временем, профессор Коукер требует от США всего лишь меньше лицемерия. Как говорили диссиденты в Советском Союзе: «соблюдайте свою Конституцию».

По большому счету, это требование ко всему первому миру. Где человек давно признал, что не имеет права убивать за исключением самообороны — прямой угрозы. И в то же время, государства по-прежнему имеют право на насилие. Будь то смертная казнь или война на чужой территории.

Украина. Сейчас все говорят через Украину, а не о ней на самом деле (к сожалению). Америка напряглась, потому что за Россией может последовать Китай со своими территориальными спорами, это понятно. А Европа... не могу передать, насколько же она напряжена! Как струна. Шотландия. Каталония. Весь мир сыпется на глазах, но отступать некуда, и за плечами Отцы-основатели. А дальше пропасть второй мировой.

Так зачем же вы, европейцы, грозите исключением из Евросоюза за право самоопределения его части, думая при этом о включении какой-нибудь Турции?

«Ни у кого нет стратегии — подтверждает Кристофер Коукер, — у многих есть планы. Но план не стратегия». (Все-таки Кристофер — гений)

Вас, может быть, это удивит, но человечество продолжает развиваться. Хотя еще пещерному человеку казалось, что мир катится в тартарары, что подтверждается обмельчанием саблезубых тигров (Господи, о чем я думаю на семинаре). Обидно мыслить, как век или два назад, даже если он третий или восемнадцатый. С опозданием на столько лет. А меж тем мы люди 21 века. Каким он будет? Когда, казалось бы, позади самый жестокий. Век, в котором погибло в разы больше людей, чем во всех предыдущих войнах и сражениях.

И кто знает, какой вызов стоит перед миром? Возможно, это будет эпидемия, а не политика?

Столько вопросов задает умнейший профессор Лондонской школы экономики Коукер, который, к слову, не пользуется ни Интернетом, ни даже мобильным телефоном...

Например: похожа ли соцсеть на сеть 19 века? Когда для нас это развлечение, а они были готовы отдать жизнь за свои идеалы. Объединяет ли сеть, где собираются только единомышленники, и нетерпимость только усиливается? И, может быть, неплохо, замечает Инна Березкина, что канал, который проглатывает наши эмоции, пропадет? Может, больше будем делать в реальности?

Тупик. Невозможно описать монолог Арсения Борисовича Рогинского. Поскольку описать — означало бы облечь здравый смысл в рамки. Сделать его рамочным, ограниченным.

Просто скажу, что верю: Мемориал получит такое же признание в России, как уже давно — в остальном мире. Надеюсь, при нашей жизни, а главное — жизни Арсения Борисовича и Елены Борисовны Жемковой, добившейся еще в Советском союзе регистрации для организации, которую сегодня закрывают. Иначе — это неловкое чувство за современников.

Первый омбудсмен Аргентины Хорхе Луис Майорано вспоминал, что термин «популист» введен в обиход Герценом. Описывая тех, кто думает о ближайших выборах, а не поколениях. Пожалуй, я соглашусь с его замечанием, что обвинение власти и государства, а не конкретного политика — является ошибкой, поскольку делегализирует юридический институт — государство.

И, конечно, поддерживаю предложение, что хорошим условием для будущих президентов стран мира было бы поработать прежде защитниками народа — как называют уполномоченных по правам человека в ряде государств (где нет большого социального разрыва между людьми, и потому есть основания ощущать себя единым народом).

«Справедливость — причина государства» - гласит надпись в королевском дворце Ла-Гранха, где нам удалось побывать.

«Культура — это безопасность».

«Знай свои права».

И так бросает весь семинар.

Мысль рикошетит, искрит. Главное, чтобы не замкнуло, и возникло электричество.

Вспоминаешь пьесу Э. Хэмингуэя «Пятая колонна». Видишь Арсения Рогинского с Леной Немировской и Юрием Сенокосовом — и как с ними может соотноситься это название тайных франкистов, способствовавших наступлению диктатуры, — не понимаешь. Как можно было повесить этот ярлык на них лишь за то, что они не хотят встраиваться в вертикаль? Стать имитационными, быть ЦК гражданского общества...

Не понимаешь и на сессии Алексея Макаркина по какому праву, начиная с Карамзина, государственная история преобладает над человеческой? Неужели названия отрезков Земного шара представляют для истории больший интерес, чем жизнь обычного человека в то время?

За обедом выпускник из Грозного удивляется, почему никто не возмущается, что хватит кормить Крым, хотя дотации с Чеченской республикой, разрушенной до основания во время войны, уже сопоставимы. В то время, как регионы находятся в тяжелейшем положении... Чтобы не дать полномочия, им выделяются гроши. Останется ли Россия в прежних границах? Или Сибири, с ее ресурсами, не выгодно такое распределение? А национальным республикам тем временем призывно машет мусульманский мир, выстраивающийся по тем же принципам, что и предложила когда-то Европа: невзирая на границы. Вот оппонент на самом деле, а не те, кто обсуждаются и осуждаются друг другом в Совбезе ООН.

Возвращаясь к российским реалиям, Евгений Гонтмахер отмечает: в следующем году возрастут, в частности, налоги в ФМС. Но прибыль в несколько миллиардов рублей уйдет не на медицину, а в федеральный бюджет. Ага, т.е. туда же, куда уже ушли наши пенсии — поняла я.

Когда-то считалось, что свобода противоречит немецкому духу. Утверждавший это Томас Манн, хоть и был лауреатом Нобелевской премии по литературе, ошибся.

Доказательств бесперспективности «особого пути», казалось бы, достаточно.

«Культур много, цивилизация — одна». Именно с этих слов философа и вдохновителя Школы Мераба Мамардашвили начиналась встреча выпускников, слетевшихся из разных культур (доходило до 12-ти часов лету), объединенных одной цивилизацией.

А завершали семинар слова философа и основателя Школы Юрия Петровича Сенокосова: «Ум, мысли, язык это дар... А военные исполняют приказ, не думая и не обсуждая...»

Мы летели из средневековых городов западной Европы в Москву, где от России — в этом смысле — мало что сохранилось.

А в голове плыл стих Лермонтова о Родине:

Люблю отчизну я, но странною любовью!

Не победит ее рассудок мой.

Ни слава, купленная кровью,

Ни полный гордого доверия покой,

Ни темной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Но я люблю - за что, не знаю сам -

Ее степей холодное молчанье,

Ее лесов безбрежных колыханье,

Разливы рек ее, подобные морям;

Проселочным путем люблю скакать в телеге

И, взором медленным пронзая ночи тень,

Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,

Дрожащие огни печальных деревень;

Люблю дымок спаленной жнивы,

В степи ночующий обоз

И на холме средь желтой нивы

Чету белеющих берез.

С отрадой, многим незнакомой,

Я вижу полное гумно,

Избу, покрытую соломой,

С резными ставнями окно;

И в праздник, вечером росистым,

Смотреть до полночи готов

На пляску с топаньем и свистом

Под говор пьяных мужичков.

На этом беглую и поверхностную записку мыслей о мыслях под условным названием «репортаж» завершаю. Сложно все, словом, с описанием семинаров.

Но что важно, на мой взгляд, понимать - общества ищут решения для своих неповоротливых государств. И наши тяжеловесы рано или поздно вынуждены будут человеку уступить. Поскольку они рождены для нас, а не мы для них.

P.S. Программа семинара

Фотографии:

Все фотографии

Автор Михаил Роскин

Автор Лариса Казакова

Автор Сергей Тахтамышев

Автор Анна Байдакова

Репортажи:

Все репортажи:

- Первый день (6 октября). Репортаж Марины Потехиной. Репортаж Кристины Пиковской. Репортаж Дмитрия Калядина

- Второй день (7 октября). Репортаж Кристины Пиковской

- Третий день (8 октября). Репортаж Кристины Пиковской

- Выступление Кармен Диас-Ролдан. Репортаж Константина Крылова

- Выступление Кристофера Коукера. Репортаж Натальи Андросенко



нет комментариев




Путь : Главная / Семинары / Отзывы к семинару / Дерзай знать. Выпускница-2005 Светлана Шмелева о семинаре для выпускников в Сеговии
Россия, Москва, Старопименовский переулок дом 11 корп. 1, 2-й этаж,
  телефон: +7 (495) 699-01-73
Все материалы на данном сайте опубликованы некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента. Указано согласно закону №121-ФЗ от 20.07.2012 в результате принудительного включения в реестр